/

Главная / О компании / Блог / Ирина Кривенкова: «Рост IT-рынка идет за счет технологий, предоставляющих бизнесу конкурентные преимущества либо экономию»

Ирина Кривенкова: «Рост IT-рынка идет за счет технологий, предоставляющих бизнесу конкурентные преимущества либо экономию»

Объем бизнеса Softline в 2013 календарном году вырос на 25%, аналогичная динамика ожидается и в этом году. Взрывной рост демонстрировали услуги по информационной безопасности, облачным технологиям; усилилась динамика регионального бизнеса. О ключевых изменениях на IT-рынке, отраженных в финансовых результатах компании, рассказывает директор управления сервисов Softline Ирина Кривенкова.

– Как вы оцениваете динамику российского IT-рынка по итогам 2013 года?

– В целом рынок вырос, однако темпы его роста значительно замедлились. На динамику сильно повлияли разговоры о кризисе, который на практике не был ярко выраженным. Да, клиенты сократили расходы, однако «замораживались» в основном инвестиции в новые проекты, а затраты на поддержку действующих систем оставались на прежнем уровне, а иногда и увеличивались. Заказчики постоянно отслеживают ситуацию как на финансовом рынке, так и на политической арене, оперативно реагируют на происходящее и перераспределяют IT- и бизнес-приоритеты.

В 2013 году достаточно ощутимые изменения произошли в сегменте «железа». Но они были обусловлены скорее не стагнацией рынка, а изменением приоритетов в портфелях продаж самих вендоров. Думаю, ПК и ноутбуки постепенно будут уходить в прошлое, в перспективе на первый план выйдут разработка и производство мобильного железа, тонких клиентов.

С другой стороны, заметно сократились бюджеты заказчиков на аппаратное обеспечение. А это всегда стимулирует продажи облачной инфраструктуры, которая позволяет запустить IT-проекты без крупных капитальных затрат.

Двузначной динамики развития российского IT-рынка, думаю, больше не будет, хотя он пока далек от насыщения. По моему мнению, рост рынка замедлился за счет достижения определенного уровня зрелости. Инфраструктура в том или ином виде у заказчиков уже построена. Сейчас, в условиях зрелого рынка, рост идет за счет модернизации, внедрения новых технологий, способных предоставить заказчику конкурентные преимущества либо экономию. Именно поэтому растут и будут расти «облака», услуги техподдержки, аутсорсинг – бизнес все меньше опасается передавать в управление провайдерам свои IT-ресурсы.

Постепенно самым дорогим активом большинства компаний становятся люди, владеющие ценной информацией, и сама информация. Поэтому растут расходы на ее защиту. Этому способствуют несколько факторов – требования законодательства и регулирующих органов, повсеместное проникновение облачных и мобильных технологий, ведь решения на их основе нуждаются в защите. Кроме того, угрозы безопасности становятся все более сложными и интеллектуальными. Чтобы противостоять им, необходимы все более совершенные инструменты.

– Какие направления бизнеса Softline показали максимальную динамику?

– Мы считаем ИБ-сегмент очень перспективным. В бизнесе Softline направление информационной безопасности, как с точки зрения «железа» и программных решений, так и с точки зрения услуг, показывает ежегодный рост более чем на 50%.

Еще более динамично растет направление облачных технологий. Наши финансовые показатели по cloud-сегменту в 2013 году удвоились. Растет и уровень зрелости заказчика: сегодня он четко понимает, что ему необходимо. Если раньше в ответ на вопрос «Хотите ли вы в «облака»?» клиент интересовался «Что это?», то теперь все хорошо знакомы с типами облачных решений, понимают, что можно, а что нельзя вынести в cloud-среду. Люди стали ориентироваться в названиях сервисов и их возможностях. Основной вопрос, который задают клиенты сегодня, – это сравнение ТСО классической инфраструктуры и перевода ее в облака.

Зеркальным отражением процесса повышения зрелости рынка служит поведение мировых вендоров, которые вступили в активную борьбу за cloud-сегмент. Популярной стала тема резервных ЦОДов. Поэтому наш двукратный ежегодный рост мы не считаем предельным и рассчитываем на дальнейшую высокую динамику облачного рынка. Даже в случае кризиса бизнес все равно будет экономить и на персонале, и на инвестициях, а это подстегнет активность рынка облачных технологий.

Также в 2013 году уверенный рост показал сегмент комплексных инфраструктурных проектов. К этой категории мы относим построение ЦОДов, модернизацию текущей инфраструктуры, создание частных «облаков» или вынос части инфраструктуры в публичные «облака». Эти проекты базируются на сочетании нескольких технологий, чаще всего являются мультивендорными и включают поставку железа, ПО, оказание услуг по внедрению, технической поддержке, обучению и др.

При этом в нашем «проектном пироге» 70% продаж услуг и решений в рамках комплексных инфраструктурных проектов приходится на Москву и ЦФО. В 2014 году мы ожидаем роста по данному направлению не менее 40% и повышения спроса на аутсорсинг и услуги техподдержки. В период кризиса сокращаются расходы, особенно в региональных компаниях. И именно там мы усилили свое присутствие и можем предложить множество вариантов сокращения IT-расходов заказчиков. На втором месте – продажи проектов по информационной безопасности, но тут картина другая – российские регионы приносят этому направлению более половины оборота. Облачные технологии – на третьем месте, причем около 90% таких проектов в 2013 году было реализовано в Москве.

– Какие проекты 2013–2014 гг. вы можете назвать самыми интересными и почему?

– За 2013 финансовый год (он завершился в апреле) компания реализовала более 1 тыс. проектов. Один из самых «красивых» – это построение инфраструктуры доступа к приложениям на базе терминальных технологий Citrix для МТС. Крупные и значимые проекты были реализованы в сфере образования – например, построение ЦОДа для МФТИ, масштабный проект по информатизации школ в одном из субъектов РФ.

В сфере информационной безопасности можно отметить интересные проекты в РЖД, Волго-Вятском Сбербанке – устанавливались системы мониторинга информационной безопасности. Был реализован ряд значимых внедрений, связанных с обеспечением безопасности web-ресурсов коммерческих компаний.

По направлению электронных архивов и электронного документооборота мы реализовали проект для одного из федеральных ритейлеров. В результате время формирования и поиска документов у заказчика сократилось на 20–25%, а количество ошибок при вводе снизилось на 80%.

Из наиболее ярких cloud-проектов хотелось бы отметить перенос в «облако» Softline части IT-инфраструктуры международной торгово-производственной сети «Декатлон», а также комплексный проект по размещению web-ресурсов Tele 2 в нашем облачном ЦОДе.

– Как поставленные компанией цели отразились на масштабе вашей региональной и международной экспансии?

– Думаю, что задача региональной экспансии на российском рынке успешно нами решена еще несколько лет назад. Наши представительства есть во всех российских городах-миллионниках, и не только в них. В 2013 году мы фокусировались на наращивании технологической экспертизы и усилении локальных команд технических специалистов – теперь в каждой из них работает от 10 до 30 высококвалифицированных экспертов по различным направлениям. В результате за минувший год удвоилось количество проектов и услуг, реализованных в регионах. Эти усилия мы планируем наращивать и в дальнейшем. Кроме того, Softline обладает мощным территориально распределенным учебным центром, что позволяет оказывать образовательные услуги непосредственно в регионе присутствия заказчика.

Если говорить о международной экспансии, то сегодня Softline представлена в 79 городах 27 стран мира (на территории Европы, Азии, Америки).

– Как вы оцениваете уровень развития IT-инфраструктуры регионов по сравнению с Москвой?

– Сейчас в регионах сложилась следующая картина: там присутствуют представительства крупных федеральных компаний с головным офисом в Москве или за рубежом. У таких структур одинаковый уровень информатизации, он не зависит от региона. Они придерживаются единых инфраструктурных стандартов и политики в области ИБ.

Однако помимо федеральных гигантов в регионах работает много локальных игроков – ритейлеры, банки, компании сферы услуг, небольшие производства. И в этих компаниях зачастую заметно технологическое отставание в пределах 2–3 лет. Причем оно обусловлено тем, что ни интеграторы, ни вендоры либо не успевают напрямую работать с такими региональными заказчиками, либо эта категория клиентов для них не является приоритетом. В итоге там заметен информационно-технологический вакуум, который, впрочем, успешно восполняется деятельностью региональных представительств Softline. И именно за счет таких проектов бизнес наших локальных офисов растет год от года.

– Какие тенденции вы можете отметить на рынке облачных ЦОДов? Пойдут ли регионы к вам в «облака»?

– Постепенно на рынке в целом растет вынужденный интерес к географии юрисдикции. Если раньше заказчики интересовались физическим расположением облачного хранилища в контексте «в России/за границей», то сейчас требуется ответ на вопрос «а где именно?».

Кроме того, сегодня клиенты прекрасно осознают возможную для себя «глубину» использования облачных решений. Например, четко конкретизируют, какое приложение могут отдавать внешнему провайдеру, а какое – в силу требований законодательства – нет.

Что касается использования регионами облачных решений, то с технической точки зрения проблем с подключением у большинства таких заказчиков нет. Казань после Универсиады, Краснодарский край после Олимпиады хорошо охвачены сетями. Конечно, существуют психологические страхи, связанные с переносом данных в ЦОДы, расположенные в других городах. Но если IT-руководство компании достаточно профессиональное, то экономическая целесообразность всегда будет решающим фактором. Ведь «облака» позволяют клиентам прямо сейчас, без долгих проектов внедрения, получить современную IT-инфраструктуру «под ключ».

Мы чутко реагируем на потребности рынка. Так, в сентябре текущего года планируем открыть три-четыре региональных ЦОДа, которые будут связанными сегментами облака Softline.

– Какие тенденции развития рынка ECM вы могли бы отметить в числе ключевых?

– Рынок электронных архивов и СЭД, по оценкам IDC, ежегодно растет на 20–25%. Все больше компаний стремятся к сокращению бумажного документооборота, и в ближайшие годы эта тенденция будет нарастать. Интерес к подобным решениям есть и в коммерческом секторе (в первую очередь, в банках и ритейле), и в госструктурах. Но если несколько лет назад речь шла об автоматизации работы сотрудников канцелярии, то сегодняшняя цель – полная формализация документно-ориентированных процессов в системах класса ECM (ЭА и СЭД).

Важнейшим фактором роста рынка электронного документооборота является развитие законодательной базы: все большую долю процессов можно вести в электронном виде. Например, появление операторов ЭДО для передачи юридически значимых первичных бухгалтерских документов открывает возможность работы в электронном виде между организациями, а не только внутри компании. С другой стороны, очередной виток развития СЭД и ЭА стимулируют новые способы организации групповой работы: социальные сети, мобильность и облачные технологии.

– BI-решения продолжают оставаться в списке наиболее востребованных бизнес-приложений, по вашим наблюдениям? Какие аналитические продукты необходимы заказчику чаще всего?

– По мере роста и повышения сложности бизнеса BI играет все большую роль в работе руководителей разных уровней. В BI-портфеле Softline более 10 платформ. Выбор определяется кругом задач, стоящих перед пользователем. Если говорить о крупных компаниях, где потоки информации велики, то там частым выбором становится SAP BO, а также Tableau. Для руководителей среднего звена оптимальные возможности для создания отчетов при наличии минимальных IT-компетенций дают решения QlikView и Microsoft BI.

Несмотря на то, что направление относительно новое, мы успели завершить два больших проекта для региональных торговых сетей. В одном случае решение было создано «под ключ» и помогло заказчику понять причины резкого роста продаж, во втором – позволило детализировать процессы, которые привели к убыткам.

Полагаю, что успешному развитию BI-направления способствовали наша мультивендорная политика и достижение высокого уровня компетенций по аналитическим решениям. Мы смогли задействовать имеющуюся программно-аппаратную инфраструктуру для быстрого и оптимального по инвестициям старта, а также обеспечить высокое качество проектных работ, что привело к расширению сотрудничества с заказчиками.

– Какие работы вы ведете по направлению больших данных?

– С большими данными мы работали уже давно, однако это не было фокусом: у нас не существовало выделенного подразделения, занимающегося продвижением данных технологий. Рост потребности рынка мы заметили несколько лет назад и готовили почву для запуска этого направления.

У компании Softline большой опыт работы с крупными заказчиками, где топ-менеджменту приходится иметь дело с интенсивными потоками данных. В таких условиях руководство вынуждено ограничиваться фрагментарной информацией, а внимания хватает только на стратегию управления. Технологии больших данных обеспечивают комплексный анализ бизнес-информации, при этом они требуют минимальной технической поддержки.

– Еще один актуальный тренд – мобилизация бизнеса, стихийное распространение BYOD. Поставщики смартфонов ратуют за контейнеризацию и говорят, что это чуть ли не единственное решение, позволяющее сочетать личный комфорт и защищенность бизнес-информации. Ваше мнение?

– Стихийное распространение – очень точное определение. Сейчас уже все понимают проблематику BYOD. Задача управления процессом есть, но пока нет шаблонных подходов к ее решению. Идет становление этого сегмента. Занять нишу пытаются и вендоры «железа», и разработчики. Запросов очень много, тема живая, но пока всерьез по этому поводу беспокоятся только крупные федеральные компании, они уже готовы строить соответствующие системы управления.

Если говорить про контейнеризацию – то все упирается в стоимость информации и риски. Понятно, что самый простой путь – выдать защищенный гаджет – не соответствует требованиям экономии и удобства. Все люди – большие индивидуалисты. Поэтому контейнеризация – это выход, но дорогостоящий. Более простой вариант – программный контроль. Думаю, рынок будет использовать гибридную модель в зависимости от ранга сотрудника, а также от стоимости информации, которой он владеет.

– Насколько я понимаю, пока речь идет о пилотных проектах. Сколько человек со стороны заказчика в них участвуют?

– У нас на данный момент завершен проект в «Иль де Ботэ», есть порядка 10 непубличных проектов и около сотни «пилотов». Обычно тестовое внедрение запускается на 50–150 человек. Одной из основных задач подобных проектов является защита корпоративной почты. Для руководителей важным является обеспечение безопасного доступа к бизнес-приложениям компании. Много заказов приходит на проведение ping-тестов приложений с мобильных устройств, компании стремятся сформировать эффективную стратегию их защиты.

– Кстати, интересно понять, насколько на практике силен тренд мобилизации? К примеру, когда вы предлагаете облачный сервис, заказчик спрашивает о наличии мобильного приложения?

– Если глава компании хочет видеть финансовые результаты на планшете, то мы делаем специальную программную доработку. Но спрос пока нельзя назвать массовым. Думаю, что через 2–3 года подобное пожелание станет стандартным.

Рынок очень быстро меняется. Еще 10 лет назад 90% компаний обходились вообще без электронной почты, ограничиваясь факсом. Сегодня все наоборот: почта есть у всех, а факс как самостоятельное устройство по сути не нужен. Года три назад стала расти популярность доступа к электронной почте с телефона, а сейчас мы не представляем иного варианта. Видимо, скоро мы не будем понимать, как можно обойтись без мобильного доступа к учетной системе.

– По вашему мнению, как политическая ситуация может отразиться на российском IT-рынке?

– Текущая ситуация пока незначительно отразилась на продажах продуктов зарубежных вендоров, хотя и усилилась конкуренция между отечественными и иностранными IT-поставщиками. На наш взгляд, реальная конкуренция возможна, в первую очередь, на рынке информационной безопасности. В России работает ряд производителей эффективных средств защиты. Их присутствие и конкурентоспособность определяются, в том числе, и особенностями российского законодательства в этой области. Скорее всего, в связи с текущей политической ситуацией доля российских игроков на рынке ИБ будет расти. Особенно с учетом того, что госзаказ в этом сегменте всегда играл ключевую роль.

В секторе аппаратного обеспечения вполне могут усилиться позиции азиатских вендоров. Но речь идет не об изменении списка сегодняшних лидеров, а лишь о появлении новых игроков. Сложнее с инфраструктурой и построением частных «облаков». Лидеры этих сегментов – американские компании, и российским разработчикам будет очень не просто составить им конкуренцию.

При этом не верится, что к России будут применены такие же жесткие санкции, как к некоторым другим странам, например полный запрет на поставку ПО и железа с последующим уходом всей страны в нелегальный бизнес.

В любом случае: Softline – это мультивендорная компания. Мы предлагаем заказчикам, руководствуясь потребностями их бизнеса, выбор IT-решений как российских, так и иностранных производителей.

– Какие тренды мирового IT-рынка окажут влияние на российский IT-рынок в 2014 году?

– Ключевые тенденции мирового IT-рынка приходят на российский с некоторым опозданием. Но, по сути, сегодня отечественный рынок почти не отличается от глобального, поэтому не ощущает на себе влияния принципиально новых идей. Идет развитие наиболее ярких трендов прошлых лет, примером могут служить мобилизация и большие данные.